регистрация
  главная
  рассказы
 
  статьи
  стихи
  ИТ общение
  Миниатюры
  наставления
  истории
  диалоги
  размышления
  романы
 

Назад, к списку историй

'"СВАДЬБА"' История






СВАДЬБА.


С другом по дому Геннадием, мы дружили с детства.
Дружба наша с годами крепла.
Генка был простым, добрым парнем, любил шутки, часто рассказывал новые анекдоты. В общем, с Генкой было просто, удобно и весело. Нужно сказать, что мне всегда нравились и притягивали к себе люди весёлые – добрые – умеющие поднять настроение. Генка был как раз – таким парнем. Чем-то серьёзно одарённым от природы, он – не был, но умел очень хорошо плавать. Плавал Генка по всякому: кролем, брасом, на спине. А ещё Генка красиво нырял «ласточкой» и «солдатиком». Нырял он с причала и даже иногда ночью с центрального городского моста.
Целыми днями летом мы находились на реке. «Слабо тебе, Юрка, три раза туда и обратно без передышки Урал переплыть?!» – спрашивал меня с легкой ехидцей на губах, мой друг. И мы плыли – на спор. Урал в этом месте, где мы купались, был шириной метров сто пятьдесят. Переплывали реку на противоположный берег и сразу же – без отдыха в обратную сторону. Когда я начинал обессиливать – задыхаться от усталости, хотя я был парнем не слабым – спортивным, мне всё же временами приходилось, так сказать, сачковать, – переворачиваться на спину и плыть в таком положении дальше – к берегу. На спине с открытой грудью дышать было легче. Генка же, как катер, плыл всё время, только кролем.
Вечерами мы ходили на танцы. Летние танцевальные вечера в нашем городе тогда проходили в нескольких районах. Ходили мы на танцы ради интереса в разные районы города.
Однажды Генка, чтоб выглядеть модно, попросил знакомого сапожника Исмаила, чья сапожная мастерская стояла неподалеку от нашего дома отрезать у своих почти новеньких длинноносых полуботинок каблуки и вмонтировать в полости каблуков медные колокольчики. Дело было сделано! И вот вечером мы, как обычно, освежившись дорогим чешским одеколоном «Фараон», вразвалочку шли на танцы. Одевались я и Генка всегда модно. Вельветовые расклешенные брюки на поясе, рубашки – батники, ну и, разумеется, необычные различные аксессуары на шее и руках – у каждого. А у Генки сегодня вдобавок ко всему прочему в каблуках полуботинок ещё и колокольчики! Идя в парк по набережной, колокольчики позвякивали, что проходившие мимо девчонки смеясь, удивленно разводили руками. Садясь на лавочку и демонстративно поднимая брючины, – показывая прохожим свои модные красные мохеровые носки, Генка непрерывно тряс туфлями, из каблуков которых был слышан глуховатый звон потаенных колокольчиков.
Таня. Таня жила рядом с набережной в частном кирпичном доме с верандой и довольно большим садом и огородом. Молодая симпатичная восемнадцатилетняя девушка, она тоже с подружками вечерами ходила на танцы. Проходя мимо нас, услышав звон Генкиных колокольчиков, Таня с улыбкой поинтересовалась у Генки: «Сам додумался до такого, или в журнале вычитал?!» Прирожденный шутник, Генка впервые в жизни смутившись, ответил невпопад незнакомой девушке: «Да вот, знаешь, попались же такие «лыжи» в магазине. Продавцы сказали, что заводской брак и хотели обменять на другие, а я отказался, я же музыку люблю!»
Так, Таня с Генкой познакомились.
С тех пор я стал в их компании чувствовать себя, как говорят в народе, – третьим лишним. Некоторое время мы гуляли втроём, но потом Генка предложил мне подобрать для меня на танцах на выбор, как он выразился, любую из свободных девчонок, намекая на то, чтоб я не расстраивался.
Слегка приревновав его к Тане, я тут же завел случайные амурные дела с зеленоглазой пышногрудой шатенкой по имени Натали. Которая была по национальности молдаванкой и собиралась вскоре переезжать со всеми своими бебехами под город Кишинев, желая, чтоб я тоже поехал с ней. Я солгал и согласился. От поезда, в день отъезда в котором ждала меня, влюблённая Натали, я, естественно, «случайно» отстал и больше Натали никогда не видел.
Стараясь не мешать другу, в развитии романа я стал всё реже видеться с Генкой. Только со стороны всё посматривал на Таню, говоря самому себе, какая же она все-таки красавица! Таня, действительно была очень привлекательной на вид девушкой.
А дело, тем не менее, уже во всю – шло к свадьбе!
Увидев Таню незадолго перед свадьбой, я поразился её внешней красоте. Таня как будто бы – расцвела. – Расцвела лицом, – как расцветает роза! Это было удивительно! А с другой стороны как-то необычно. Не знаю, почему, но в душе моей после этой встречи затаился какой-то очень неприятный грустный холодок.
Свадьба. Свадьба проходила в родительском доме невесты – на набережной реки. Гостей было много, столы стояли и в комнатах и на веранде и в огороде. Весна! На столах много жареной севрюги и чёрной икры. Кто-то, из гостей хорошо выпивши, выкрикнул целующимся новобрачным: «Береги её, Генка, уж слишком красивая она у тебя, в одночасье стала!» На что счастливая, невеста, весело ответила: «А я, дядя Паша, навсегда теперь останусь таковой!»
Генка выпил из хрустального фужера игристое шампанское вино и, блеснув широким золотым обручальным кольцом, разбил пустой фужер об пол – вдребезги. В саду цвели яблони и вишни, в воздухе благоухало сладостью розовых и малиновых пионов. Свадьба пела и плясала – во всю! Красивыми переливами играл весёлый пожилой баянист, позвякивая фронтовыми медалями на лацкане пиджака. Скоро девятое мая – день Победы!
Отгуляв два дня на весёлой и богатой свадьбе, гости разъехались по домам.
Я не видел молодоженов месяца три. Но, как-то случайно встретив счастливого Генку, спросил у него: « Как жизнь молодая, братишка, как семейные дела?» Генка прямо весь светился от радости: «Всё отлично, дружок, отцом вот скоро буду, Татьяна моя в положении, уже на пятом месяце!» Через месяц я вновь увидел Генку, который был чем-то взволнован. «Что с тобой, друг?» – поинтересовался я, как Таня?! Генка пожал плечами: «Да, вроде нормально, похудела только сильно, но это токсикоз её мучит, а ещё врачи сказали, что аппендицит ей удалить необходимо. Да ерунда это всё, – пустяковая операция, всё будет – отлично!»
Вскоре после нашего разговора с Генкой я увидел прогуливающуюся по набережной Таню и не узнал её. На меня смотрела осунувшаяся женщина с серо-зеленоватым цветом лица.
Потом была операция. Удаляли Тане аппендицит. После, операции врачи молодоженам тихо сказали, что детей у них, к несчастью, не будет – никогда и что через определенное время Тане необходима вторая операция на кишечнике.
Генка с молодой супругой улетают в онкологическую клинику при институте в Беларусь. В клинике всё же неоперабельной больной проводят повторную операцию, и профессор медицины прямо говорит Генке: «Мужайся, мой хороший, всё бесполезно. Я ей даже химиотерапию или облучение назначать не буду. Ничего – не поможет. Метастазы уже везде, лимфатические узлы все поражены. Это – рак кишечника. Такая разновидность рака лечится только в самой начальной стадии и то в ничтожно малом проценте. Вези-ка ты её, муж, домой, пока ещё не поздно».
Приехав, домой, Генка ничего не сказал жене о смертельной болезни.
Сделав в поликлинике наркотический укол, что назначили в онкологической клинике, молодые вышли на набережную. «Холодно что-то» – чуть слышно сказала Таня. Генка тут же снял с себя мохеровый свитер и укрыл им плечи супруги.
Таня стояла и смотрела на волны Урала: «Вот и всё мой дорогой, Геночка, я скоро умру, а ты найдешь себе другую жену, и она родит тебе детишек. Обещай мне, что одну девочку ты назовешь моим именем». От расстройства Генка закрыл ладонью лицо, а когда убрал руку, увидел, что Таня, пошатываясь, падает на парапет набережной.
Доведя жену до ближайшей лавки, он в панике рванулся к калитке дома, чтоб вызвать скорую помощь, но калитку с этой стороны двора кто-то из домашних закрыл на замок. Генка полез на ограду, чтоб прелесть через неё и попасть наконец-то в дом. В панике, он не заметил, что, схватившись, правой рукой за торчащий заостренный металлический штырь, обручальное кольцо на безымянном пальце глубоко село на самое остриё пики. Разжав ладони, обхватившие торчащую арматуру ограды, Генка спрыгнул на землю с высоты двух метров.
О Боже. Настрадавшийся парень, он даже не почувствовал, как выдернул с «корнем» свой безымянный палец, который остался висеть в крови на пике с золотым обручальным кольцом на кости. Окровавленного – истекающего кровью Генку вместе с умирающей женой отвезли в больницу.
На третий день Таня умерла.
Спустя два года Генка женился на женщине с ребёнком, а своих родных детей у него так больше и не было. Не исполнилась Танина предсмертная мечта.

ЮРИЙ ХРУЩЕВ


ssss9999
Комментировать могут авторизованные пользователи, чтобы обсуждать История зарегистрируйтесь.
Создатель проекта - vovazlo. Спонсорами являются рекламодатели. Запуск произведен в 2008 году.

Яндекс.Метрика